НТС - Народная трибуна Санкт-Петербурга
НТСПб  —  интернет-проект   Объединения солидаристов-корпоративистов Народно-Трудового Союза (НТС)
ПОИСК НА САЙТЕ
Google  
    
КОНЕЦ ЕВРОПЕЙСКОГО ЛАГЕРЯ
КОНЕЦ ЕВРОПЕЙСКОГО ЛАГЕРЯ
  • ГДР: исчезнувший сумрак
  • ГДР: стену снесли до постройки
  • ЧССР: жёсткий бархат
  • ВНР: эволюция революции
  • НРБ: трудный разжим
  • СРР: рождество восстания
  • ФИНАЛ В ПРЕИСПОДНЕЙ
  • Куда пришёл Гитлер
  • Злобная сила подъёма
  • Отбитый удар
  • Видения замка Ландсберг
  • Фронда братвы
  • Ураган
  • Старт над пропастью
  • Царствуй, стоя на крови
  • Перегон смерти
  • Триумф на краю
  • В последнем броске
  • Логово
  • Откуда ушёл Гитлер
  • ГЕНЕРАЛЫ АРГЕНТИНСКИХ КАРЬЕР
  • Суметь, чтобы вернуться
  • Прорваться и победить
  • Воевать иначе
  • NB!

    Тень: ЭКСПРОМТ ПО ПЛАНУ


    О солидаризме: ПАРАДИГМА
    И ПРАКТИКУМ


    Глобус: РУССКИЙ, ВГЛЯДИСЬ
    В МАДЬЯР!



    КОКЕТНИЧАТЬ МНЕ НАДОЕЛО

    Кокетничать мне надоело

    Родных нет душ, нет близких лиц,
    Один, всегда один,
    С судьбою разыграю блиц
    Без театральных мин.
    Кокетничать мне надоело
    Пред вами, пред собой.
    Судьбе в глаза смотрю я смело:
    Ваш ход теперь иль мой?

    Прощай

    Стоим на мокнущем перроне
    Разлуки скорой в ожиданьи,
    Ее озябшие ладони
    Я грею сбивчивым дыханьем.

    Её мохеровых перчаток
    Пьянит знакомый аромат,
    Он нежно терпк, немножно сладок:
    Кто виноват? Я? Виноват

    В том, что был груб, немногословен,
    Любви её не захотел,
    Не благодарен и не ровен,
    Не благороден и не смел.

    Локомотив как конь ретивый
    Уж бьем копытом на пути,
    Пора мне, уезжаю, милый.
    Прощай, родная, и прости.

    Песенка бомжа

    Не мечтал я о морях и кораллах,
    Не мечтал поесть я суп черепаший.
    Я неделями не кушал, бывало,
    Ничего кроме ячневой каши.

    На груди себе я сделал татушку
    Из чернил, что украл в магазине.
    На груди поселилась лягушка
    В пего-рыже-волосатой трясине.

    В голове смешались люди и кони,
    Бегемоты, жирафы и пудель.
    Я поем, может быть, макароны,
    Коль свезет мне найти завтра рубль.

    Не вкушал никогда я омаров,
    Коньяков, даже простенькой Плиски.
    Не держал я девиц из журналов
    За их псевдонатуральные сиськи.

    Не поеду я кататься на лыжах
    В Куршавель, Баден-Баден и Ниццу.
    Мне Мытищи родимые ближе,
    Чем любая, твою мать, заграница.

    Не читал Бедбедера запоем,
    Не видал даже Красную площадь.
    По ночам я ведь сплю давно стоя,
    Хотя не боевая я лошадь.

    По ночам снятся черные горы,
    А не горы - так черная клизма.
    С Пикассо я веду разговоры
    О проблемах импрессионизма.

    Жизнь моя не полушка пустая,
    Полон я разномастных желаний.
    Я хочу как собака залаять
    Посреди белокаменных зданий.

    Мне в метро и тепло, и уютно,
    Нахожу там я даже окурки.
    Но с людьми мне порою так трудно,
    Что я плачу, какие тут шутки.

    Человек я - ведь я сохраняю
    Речь и даже прямое хожденье.
    Пусть харкаюсь и дурно воняю,
    Но подвержен тоске и волненью.

    Вот иду по проспекту я Маркса,
    Не хватает мне девичьей ласки.
    Во мне бродит марксизма закваска -
    Я хочу поделить всё по-братски.

    Я не мылся уже три недели,
    Крауссанов не ел уж три года.
    Вместо солнца - сплошные метели,
    Вместо вёдро - плохая погода.

    Я закончить хочу эту песню.
    Вы не смейтесь, всё это серьёзно.
    Из бомжей не уйти мне хоть тресни,
    Вот поглубже погрязнуть - возможно.

    Хочу я жить

    Хочу я жить, чтоб не единым словом
    Не уронить достоинство и честь.
    Но гложут каждый день сомненья снова -
    Достоин, благороден, честен? Есть
    Во мне та сила, что немногим лишь дается?
    Лишь избранным, и тем - не навсегда.
    И не напрасно ль сердце мое бьется,
    Волной упругой кровь гоня туда,
    Где многоликою толпой идеи бродят,
    Бурлит подкорка как недремлющий вулкан,
    Где полушарья меж собою спорят,
    Рождая рифм и строчек ураган,
    Плетут нейронные цепочки кружева,
    Не устает гипофиз в муках биться,
    Где мысль, натянутая словно тетива,
    Готова дерзким смыслом разродиться,
    Где в судорогах рождаются слова,
    Чтобы потом в сердцах воспламениться.
    Хочу прожить, чтоб не единым жестом
    Не изменять тому, кем я храним,
    Но где же мне найти такое место,
    Где б я был понят, принят и любим?

    Иду сквозь темные аллеи

    Мне безобидные проказы
    Важней сиюминутных льгот.
    Полет шмеля милее глазу,
    Чем профицит и оборот.
    Могу я даже жить на стуле,
    Претит роскошество мне бонз,
    В моих друзьях Сократ и Тулий,
    А не Насдак и Доу-Джонс.
    Мне мимолетные виденья
    Милей бетонных изваяний.
    Я помню чудные мгновенья
    Моих сомнений и страданий.
    Пред бабочки расцветкой млею,
    Люблю туман порою ранней,
    Иду сквозь темные аллеи
    Навстречу легкому дыханью.

    Проверял я на прочность границы дозволенного

    Проверял я на прочность границы дозволенного,
    Заходил за пределы, улетал в небеса,
    Не люблю я написанной мне кем-то роли, но
    Роль прилипла, вросла прямо в мясо лица.
    Бьюсь в силках мирозданья, как ведьмаг или леший,
    Ничего не прося, никого не любя,
    Не приемлю простые, всем известные вещи,
    Усложняю других, упрощаю себя.
    Я тоскую о чем-то с молодых моих лет,
    Хоть смеюсь и шалю, но мой смех лишь сквозь слёзы,
    Отделяю я мух от столовских котлет,
    Отрезаю шипы, не кололись чтоб розы.
    Быть, не быть? - мой вопрос.
    Прав, не прав? - себе мучу.
    Я дожил до седых, в цвет печали волос.
    Стал мудрее? Не знаю. Но уж точно - не лучше.

    Не один

    Боб Дилан с экрана мяукает,
    Энди Уорхол висит на стене,
    Мне б запеть как
    Дилан, но слуха нет,
    Мне б как Энди писать, но нет -
    Нет возлюбленных и любимых,
    Нету близких, лишь дальних рой,
    Но Высоцкий со мной незримо,
    Но Есенин всегда со мной.
    И Тарковский глядит лукаво,
    С укоризной: "А ну, не плошай".
    Бродский в комнате, в той, что справа,
    Пьет вприкуску зеленый чай,
    Скоро должен придти Довлатов,
    На балконе смолит Шукшин,
    Помирать мне пока рановато,
    Одинок я, но я не один.

    Я вышел из юдоли слез

    Я вышел из юдоли слёз,
    Но не попал в объятья лета
    И ароматом нежных роз
    Не насладился. Тех сюжетов
    Я не снискал.
    Я вышел из юдоли грёз
    Туда, где бури грохотали,
    И скулы сковывал мороз
    И страх. Теперь же я едва ли
    Уж засмеюсь.
    Я вышел из юдоли поз,
    Быть может, принятых всерьез,
    Малозначительных волнений,
    Полупонятных откровений
    На каменистый путь сомнений,
    Раздумий, самообвинений,
    Где тяжек выбор, боль остра,
    Где кровь ала, и слышны стоны
    Куда не кинь.
    Где не выходят на поклоны,
    И роль одна - ей имя жизнь.

    Мне тесно

    Мне тесно в границах слов,
    Мне душно в тенетах речи,
    Мне узок метафор ров,
    Мне давит плита на плечи,
    Плита из принятых форм,
    Жанров, троп, стилистики,
    Обрыдл вербальный попкорн,
    Словечек эквилибристика,
    Гнетет меня слов и речей,
    Традиций, обрядов скука,
    Зависимость от вещей,
    Присяг, заверений мука.
    Мне мелок любой амвон,
    Трибун и кафедр мирок,
    Хочу я трубить ка слон,
    Хочу я выть как волк.

    Я плыл по воле волн блаженства

    Я плыл по воле волн блаженства,
    Тобой и Господом храним,
    Твоих порывов совершенство
    Соединяло меня с Ним.
    Я весь во власти ликованья,
    Ведь ранам страстности моей
    И нетерпенья ожиданья
    Твоих неистовых лобзаний
    Отраден сладостный элей.

    Грех

    Грешить хоть стыдно, но так сладко,
    Счет потеряв ночам и дням,
    Люблю я дам не падших, падких,
    Люблю я мыслью легких дам.
    Люблю их нежность и упругость,
    Люблю кокетливость и стыд
    Чуть нарочитый, даже глупость
    Люблю их и порочный вид.

    Истерзанная ткань времён

    Истерзанная ткань времён
    Портянками свисает с ног.
    Кровавый след, безумный сон,
    И сизый дым, и черный смог.
    Несчастных гонят по этапу
    Потоком тел без лиц и черт.
    Век-волкодав могучей лапой
    Народу перебил хребет.
    Истерзанная ткань хитона
    Чуть прикрывает наготу.
    Идти уже невмоготу,
    И сил уж нет даже для стона.
    Древком копья центурион
    Несчастного толкает в грудь,
    Сквозь толщу скомканных времён
    Чуть еле слышно - Не забудь.
    Истерзанная ткань судьбы
    Не согревает и не лечит.
    Кого-то честного калечит,
    Кого возносит без борьбы.
    Шаг времени тяжёл и властен,
    Набатом кровь стучит в виски.
    Хватает муки и тоски,
    Хватает горя и несчастий.
    Не хочется мне жить без цели,
    Страдать и в муках умирать.
    Но знаю - в этой карусели
    Мне не придется выбирать.

    Последние

    1.

    Я чувствую дыхание истории,
    Пульс времени стучит в моих висках,
    Кричит победоносно Петр: Виктория!
    И рвутся голоса в ответ: Виват!
    Рвут ноздри раскаленными щипцами,
    И корчится виновный иль невинный.
    И видит царь безумными глазами
    В толпе убийц возлюбленного сына.
    От бомбы разночинца император
    Без ног лежит в крови на мостовой.
    Безумствует на митинге оратор,
    И на допросе бьется головой
    О стенку бывший вождь и триумфатор.
    Ведут семью помазанника Божьего
    В сырой подвал чекисты на расстрел,
    Чтоб своему всевластию в подножие
    Сложить куски их венценосных тел.
    История клокочет и бурлит,
    Своей непредсказуемостью манит,
    Её обманчив завершенный вид,
    Болят и кровоточат ее раны.

    2.

    Я нервы на кулак мотал,
    Как струны нервы тонко пели,
    Звенел натянутый металл,
    Колки трещали и скрипели.
    Я бил по нервам все сильней,
    Мне ритма всё казалось мало,
    Кровь капала из-под ногтей,
    Гриф гнулся, дека трепетала.
    Не выдержав, струна порвалась,
    За ней другая, третья: Но
    Немного мне уже осталось,
    Я доиграю на одной.

    3.

    Нетленных рукописей стопка
    В моем покоится мозгу,
    В них чувств дубравы, мыслей сопки,
    Ручьи сомнений, на лугу
    Пасется жеребец с крылами
    И щиплет травку-мураву,
    Дрожит он нервно временами,
    И видно - боязно ему.
    Чего боится? Что тревожит?
    Какими думами пленен?
    Он улететь желал бы, может,
    Прервав мой неспокойный сон.
    Пока я сплю - живу мечтами,
    Душа танцует и поет,
    Во снах, за синими горами,
    Меня родная моя ждет.
    Стоит одна в пустынном поле,
    Подол у платья теребя,
    Во снах мечтается мне доля -
    Остаться около тебя.
    Я умоляю наважденье -
    Не улетай, не пропадай.
    Любви хочу я вознесенья,
    Желаю чувства через край.

    4.

    На каждый "изм" найдется "изм",
    На каждый тезис - антитеза,
    Почище рвотного и клизм
    Прочистят измы организм.
    Цитаты выстроены в ряд,
    Идут на оппонента строем,
    Встречаются на поле боя
    С лавиною других цитат.
    На каждый самый сильный ход
    Не хуже довод припасён,
    Вот, кажется, тот "изм" спасён,
    Но тут же блок и апперкот.
    Сражаются в запале "измы",
    Им только грезится покой,
    В последний бой шагают клизмы,
    В решительный последний бой.
    И неофиту не расскажет
    Всю правду поп или раввин,
    Обманет, увлечёт, навяжет
    Свою религию, свой "изм".

    5.

    Я хочу быть понят
    Маяковский.

    Не хочу я быть понят и даже понятен,
    Но хочу одного лишь -
    Ластиком слов потереть пятна
    Ваших душ и лиц.

    6.

    Я жизнь рифмую по привычке,
    В стихи себя лью, раз начав,
    Лет пять назад открыв кавычки,
    Свою нутро лью как расплав
    В фигуры разные и формы,
    Как льют расплавленный металл.
    Пишу, пишу, не зная нормы,
    Зачем? Кому? - кто б подсказал.

    Анвар УСМАНОВ

    НОВОСТИ с DP.ru

    СОЛИДАРНОСТЬ В ВОЗРАСТЕ ХРИСТА
  • Восстание
  • Схватка
  • Победа
  • Жизнь
  • NB!

    О солидаризме: Орёл эпохи Кондора


    О солидаризме: Новый солидаризм - политическая идеология корпораций


    Взгляд на Россию: Огонь
    социальной чистки


    Глобус: Русский, вглядись в латинос!


    Тень: "Вектор Барсукова"

    []

    Избранное

    © Объединение солидаристов-корпоративистов Народно-Трудового Союза (НТС), 2007-2015.
    E-mail: ntspb@list.ru.
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт http://solidarizm.ru/ (для сетевых изданий - гиперссылка) обязательна.

    РУССКАЯ СИЛА - современное оружие Интернет-газета Гарри Каспарова Rambler's Top100 Яндекс.Метрика