НТС - Народная трибуна Санкт-Петербурга
НТСПб  —  интернет-проект   Объединения солидаристов-корпоративистов Народно-Трудового Союза (НТС)
ПОИСК НА САЙТЕ
Google  
    
КОНЕЦ ЕВРОПЕЙСКОГО ЛАГЕРЯ
КОНЕЦ ЕВРОПЕЙСКОГО ЛАГЕРЯ
  • ГДР: исчезнувший сумрак
  • ГДР: стену снесли до постройки
  • ЧССР: жёсткий бархат
  • ВНР: эволюция революции
  • НРБ: трудный разжим
  • СРР: рождество восстания
  • ФИНАЛ В ПРЕИСПОДНЕЙ
  • Куда пришёл Гитлер
  • Злобная сила подъёма
  • Отбитый удар
  • Видения замка Ландсберг
  • Фронда братвы
  • Ураган
  • Старт над пропастью
  • Царствуй, стоя на крови
  • Перегон смерти
  • Триумф на краю
  • В последнем броске
  • Логово
  • Откуда ушёл Гитлер
  • ГЕНЕРАЛЫ АРГЕНТИНСКИХ КАРЬЕР
  • Суметь, чтобы вернуться
  • Прорваться и победить
  • Воевать иначе
  • NB!

    Тень: ЭКСПРОМТ ПО ПЛАНУ


    О солидаризме: ПАРАДИГМА
    И ПРАКТИКУМ


    Глобус: РУССКИЙ, ВГЛЯДИСЬ
    В МАДЬЯР!



    МЕРИТОКРАТИЧЕСКАЯ ОРАТОРИЯ В ИСПОЛНЕНИИ СВОДНОГО ОРКЕСТРА ЧЕКИСТОВ-ДОБРОВОЛЬЦЕВ

    "Берегитесь лжепророков, которые приходят
    к вам в овечьей одежде,
    а внутри суть волки хищные"

    Мф. 7:15

    Сейчас "в самой читающей стране" большие тиражи - редкость. Тем более трудно представить себе, чтобы настоящие книги (настоящие по формату и качеству издания) раздавались "за так". Но, как писал любимый поэт "лучшего друга" поэтов всех времен и народов "если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно". В данном случае роль "звезды" сыграл сборник "Перспективы путинской России: ее тревоги и надежды", выпущенный негосударственной информационно-исследовательской и общественно-политической организацией - Санкт-Петербургским Центром регионального развития, руководимого А.Н. Мусаковым, "прокламирующим" себя в качестве политолога.

    Данный 240 страничный труд, напечатанный в количестве 165000 экземпляров на довольно приличной бумаге и с цветной обложкой, является, тем не менее, всего лишь сильно раздутой предвыборной листовкой, приуроченной к избирательной компании в региональный парламент Санкт-Петербурга. Об этом свидетельствует и время выпуска книги, 14 ноября 2002 года, и ее структура - четверть книги занимают цветные фотографии и биографические данные кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, поддержанных Центром регионального развития, более же всего - некоторая небрежность в формировании портфеля материалов, помещенных в сборнике. По существу, Мусаков объединил короткими статьями отредактированные стенограммы своих многочисленных радио- и телеэфиров. Между тем, автор уважает и себя, и своих читателей и крайне серьезно, если не трепетно, относится к тому, чтобы его идеи были адекватно восприняты потребителями. Повторюсь, книга бесплатно распространялась по квартирам избирателей в тех округах, по которым баллотировались кандидаты Центра регионального развития. Не берусь оценивать успешность данной избирательной технологии, хотя, насколько мне известно, никаких новых депутатов из числа тех, кто был помещен в конце сборника (включая самого Мусакова), не получилось. Меня, главным образом, задел тот корпус идей, а вернее говоря, та цельная идеология, которую А.Н. Мусаков предлагает петербуржцам, избирателям "модельного" по его терминологии региона России. Значит, этот посыл так или иначе обращен и ко всем россиянам. Я, безусловно, не стал бы специально дискутировать с Алексеем Николаевичем, если бы не некоторые существенные аспекты:

    Во-первых, Мусаков позиционирует себя, как сторонник парламентской монархии. Пройдя вместе с остальными гражданами России горький пятнадцатилетний путь ошибок и разочарований, я в последнее время тоже стал понимать, что это - возможно наиболее предпочтительная для России форма государственного устройства.

    Можно согласиться с А.Н. Мусаковым: "Я полагаю, что конституционная монархия в нашей стране может быть установлена в ближайшие десяти - пятнадцатилетие. Хочу подчеркнуть, что в подсознании популяции до сих пор сидит отказ от парламентаризма как властного инструмента. И, повторяю, этого нельзя допустить: парламентаризм необходим для эффективного обеспечения информационно-духовной связи в общественной пирамиде; это непременная составляющая современной властно-политической системы". Пока, почти все верно, однако важно осмыслить, что имеет в виду автор под парламентской монархией, а, самое главное, кого он предполагает "венчать на царство"?

    Я не стал бы спорить ни с коммунистами, ни с нацистами, ни даже с нашими нынешними "либералами". Их позиции и ценностные ориентиры никоим образом не кореллируются с моими, не имеют точек соприкосновения, ибо они все: суть - материалисты. Мы, вообще, живем с ними как бы в разных странах: первые продолжают проживать в СССР, вторые - в великом русском рейхе, а третьи мечтают превратить РФ в 53-ий штат США, в то время как и я, и Мусаков, и довольно большой круг наших общих знакомых, хотели бы жить в возрожденной великой России: Прежде всего великой не своей военной и экономической силой, хотя и это тоже, безусловно, необходимо, а мощью своего духа и следования путями Господними. Вспомним, "не в силе Бог, а в правде". Словом, я спорю с ним, как идеалист с идеалистом.

    Во-вторых. Мусаков предлагает свою идеологию не из головы, а, вроде бы основывая ее на определенной трактовке истории страны, особенно последних десятилетий, и позитивно оценивая те изменения, которые происходят у нас сейчас.

    За последние сто лет наше государство несколько раз кардинально меняло идеологические установки. Коммунисты дискредитировали идею социализма, наши "либералы" - идею индивидуальной свободы. Замечу, что хотя обе эти идеи и не близки мне, но в определенных обстоятельствах, а главное в соответствующих пропорциях, использование наработанных и апробированных в странах с традиционным демократическим устройством приемов и методов из арсенала социалистов и либералов нельзя не признать конструктивным.

    Таким образом, в России осталась только одна неопороченная идеология. Ее можно обозначить как консервативную, христианско-демократическую, вероятно, политически представленную в наших условиях в форме парламентской монархии. Эта идея, к счастью, еще "не использовалась" советской и пост-советской властью. Если обозначить тот режим, который устанавливается сейчас в России, как консервативный, если утверждать, что он может привести к парламентской монархии, то к какой? И как понимать слова Мусакова: "Путин ведет себя как монарх в русской традиции - не заботящийся о "пиаре", но обеспечивающий связь с избравшим его и любящим его народом на главном направлении, то есть в любви" или ":сегодня наступает очень значимый момент для России: впервые за много лет светский глава, глава федерации Владимир Владимирович Путин, открыто заявляет о себе, как о православном, воцерковляющемся человеке: (А православие немыслимо без монархизма). И главное: властное устройство Российской Федерации уже начало приближаться к наиболее естественному для него состоянию - посредством усиления авторитаризма при сохранении парламентского компонента", - и, наконец, "в России в настоящее время на референдуме избирается: монарх"?

    Ныне же, наряду с апатией большинства народа, в российской нации растут и крепнут силы, стремящиеся опереться на здоровый патриотизм, российский консерватизм, нравственные, прежде всего, православные ценности, на синтез лучших традиций Исторической России и позитивных достижений стран с развитым демократическим устройством. Эти идеи, и эти устремления могут быть в той или иной степени извращены. Если и этот порыв будет профанирован, то у людей, дорожащих своим правом на выбор, правом на свободу воли не остается конструктивных вариантов выхода.

    Народ, и тем более такой духовный, как наш, не может полноценно развиваться без основополагающей архетипической идеи и идеологии, являющейся, по существу, адаптированным к современной жизни выражением этой идеи. Идейный народ на многое способен. Народ, лишенный идеи, превращается в атомизированное стадо, руководствующееся самыми примитивными инстинктами. Мусаков, позиционирующий себя в качестве социобиолога, обязан понимать разрушительные последствия такого процесса не только для России, но и, в силу ее огромности и значимости, для всего мира.

    Таковы причины, заставляющие меня так внимательно анализировать трактовки и выводы Мусакова, несмотря на близость деклараций, а может быть именно благодаря ей. Впрочем, голословные утверждения некорректны и неубедительны. Необходимо предметно и конкретно поговорить, если не обо всех, то хотя бы о самых, на мой взгляд, фундаментальных различиях во взглядах.

    В своей книге Мусаков признается, что активно занимается политикой последние пятнадцать лет. Поэтому постараемся понять, как он оценивает эти десятилетия истории страны. За эти годы у нас произошли колоссальные, в чем-то даже революционные изменения. Есть разные точки зрения о том, каковы были предпосылки распада СССР и запрета КПСС, кто и каким образом планировал и осуществлял ряд действий, приведших к возникновению новой России и установлению в ней авторитарной президентской власти. В том, что нынешняя российская власть характеризуется именно так, согласны большинство исследователей. Не спорит с этим и Мусаков. Более того, он оценивает такое развитие событий исключительно положительно. Поскольку установившийся режим кажется ему единственно возможным для завершения переходного периода (в этом он также не одинок), соответственно и силы, которые, по мнению Мусакова, сконструировали и осуществили этот проект, кажутся ему и полезными и позитивно воздействующими на российский социум и государство.

    Что же это за силы? Хотя Мусаков в своих публичных выступлениях многократно пренебрежительно высказывался о тех, кто в политологии и анализе исторических событий руководствуется конспиралогической теорией заговоров, схема объясняющая, по его мнению, развитие Росси за последнее десятилетие всецело зиждется на этой пресловутой теории. Однако заговор и его результаты, по мнению Мусакова, имеют для России позитивное значение, осуществлены изнутри, т.е. собственными озабоченными гражданами, и поэтому воспринимаются им уже не как заговор, а как некий патриотический акт, задуманный и выполненный офицерами спецслужб, прежде всего службой внешней разведки.

    При этом, удивляет некоторый инфантилизм автора. Почти все мальчишки в детстве мечтают стать военными. Некоторые из них мечтали стать разведчиками, кто-то даже стал таковым и лишь самая незначительная часть продолжает только мечтать. Возможно, этому, в некоторой степени, способствует генетическая связь со спецслужбами. Несколько даже кокетливо, но зато последовательно, Мусаков намекает на свои родственные отношения с Н.И. Авериным, который "на заре советской власти" совместно с А.Х. Артузовым, создавали службу внешней разведки. По Мусакову - это начало своеобразного меритократического проекта в России. Вот, например, как он описывает и оценивает смысл вхождения в большевистскую власть тех "достойных", духовные потомки которых были конструкторами современной ситуации: ":до полутора миллионов образованных родовитых, богатых людей в период февраля, октября выехали из России. Осталось, по-моему, около 500 тысяч образованных людей, которые и обеспечили такой рост культуры, в том числе технической культуры, которые воспроизвели потенциал для международного сотрудничества, обеспечили бесперебойную работу Министерства иностранных дел и спецслужб, дееспособность - не только доктринальную (интеллектуальную), но и реальную дееспособность вооруженных сил"

    Непонятно, чем занимались эти благородные (в терминологии автора - "родовитые и благовоспитанные" люди) в 30 - 60 годы. Всплыли они вновь то ли в отечественной истории, то ли в сознании Мусакова, в начале 80. Полную победу этих сил ознаменовал приход к власти в КПСС и стране председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова. Мусаков несколько раз особо отмечает, что Андропов был дворянином и по отцовской, и по материнской линии. Именно Андропов решил "разбавить" кремлевских геронтократов молодым и перспективным "сельским тружеником" по линии КПСС из Ставрополья. Удивительно, что среди колхозной родни Горбачева Мусаков не обнаружил ни одного загонового шляхтича.

    Мусаков пишет на этот счет: "Председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов, хорошо знакомый с разрушительными процессами в странах народной демократии, исподволь готовил либеральную реформу экономики, общественного устройства и межгосударственной политики России; став генеральным секретарем, он пытался провести ее в жизнь:..Например, Михаила Сергеевича Горбачева можно рассматривать как креатуру Андропова".

    В соответствии с продуманным проектом Горбачев попытался модернизировать страну. Однако процессы развивались быстро и неожиданно (для проектантов), приобрели неуправляемый характер. Влияние и авторитет Горбачева падали, начинался спонтанный распад СССР, и в этих условиях необходимо было поставить на вершину власти новую фигуру, обладающую значительным кредитом доверия. По Мусакову этот проект был отработан и начал осуществляться тогдашним Председателем КГБ СССР В.А. Крючковым.

    "Думаю, все эксперты сходятся в оценке событий путча, как результата заговора российских (тогда - советских) спецслужб под руководством Председателя КГБ СССР генерала армии Владимира Александровича Крючкова, бывшего начальника Первого Главного управления и близкого соратника Юрия Владимировича Андропова. Но заговор этот имел другой характер и цели, нежели принято считать. Путч 1991 - это ряд политических мистификаций, у многих оставивших ощущение трагифарса" - пишет Мусаков. И далее продолжает: "Итак, по моему мнению, переворот, предпринятый по инициативе главы КГБ, был средством для того, чтобы:
    - вывести из политической игры Президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева;
    - обеспечить занятие этого поста Борисом Николаевичем Ельциным, являвшимся на тот момент Президентом РСФСР, народным депутатом и членом Верховного Совета СССР".

    Данную оригинальную трактовку Мусаков объясняет следующим образом: ":все становится на свои места, если представить себе, что КГБ СССР, особенно Первое Главное управление (политическая разведка) действовала в объективных и субъективных интересах Президента РСФСР Ельцина, стремясь сохранить Союз путем приведения на вершину власти наиболее популярного в тот момент лидера".

    И, наконец, главное, в чем была цель хозяина спецслужб? Мусаков фиксирует ее следующим образом: "моя версия заключается в том, что Владимир Александрович пытался сохранить и пространство - властно-политическое, экономическое, территориальное, - Советского Союза, и свою спецслужбу".

    Поскольку Ельцин также "не оправдал доверия", по мнению Мусакова, система привела к власти нынешнего президента России В.В. Путина. Мусаков специально отмечает: "Я хочу напомнить эпизод, который ускользнул от внимания многих, кто наблюдал за процессом. А было следующее: после провала Собчака на выборах Путин дает последнее интервью перед вылетом в Москву в аэропорту Пулково: "Я уезжаю в Москву к новому месту назначения. Полковник действующего резерва Службы внешней разведки Путин Владимир Владимирович": Все прекрасно знают, что такое действующий резерв КГБ при Совете Министров СССР. Если человек оставался в действующем резерве КГБ, это означает, что он проходил службу". Мусаков, по существу, прав, но он слегка оговаривается: в то время, когда В.В. Путин отбывал в Москву не было уже ни КГБ ни даже СССР.

    Небезынтересна мусаковская версия методики и технологии продвижения Путина к вершинам власти: "для спецслужбы жить по теории заговора - это нормально... Так вот, мне представляется, что чрезвычайно важным был приход к власти в критический период Евгения Максимовича Примакова, главы Службы внешней разведки - непосредственного начальника Сергея Борисовича Иванова и Владимира Владимировича Путина. Когда Примакова решили убрать люди из "семьи" Ельцина:, Примаков настоял, чтобы его приемником был не Николай Емельянович Аксененко:, а Сергей Владимирович Степашин. А уж Степашин достаточно неожиданно спокойно уступил место Владимиру Владимировичу Путину".

    Но на этом по Мусакову программа не завершена. Она продолжается в долгосрочном и целеустремленном проекте, а именно: "каким путем можно реально осуществить обновление власти, привнесение в нее более элитных компонентов, как осуществлять этот эволюционный процесс, который сегодня во многом патронируем Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным (я, возможно, лишнее сейчас говорю, но так и есть, это можно ощутить). Очень разные люди (надо учесть опыт работы Владимира Владимировича в спецслужбах), разные группы, насколько мне известно, занимаются выполнением подобных задач".

    Вероятно, эти задачи, коль скоро будут решены, зафиксируют, по Мусакову, окончательную победу меритократической программы, осуществленной "по-спецслужбистки" (термин А.Н. Мусакова).

    Квинтэссенцию такого понимания отечественной истории последнего столетия фиксирует следующая формула Мусакова: "Итак, я предлагаю рассматривать политическую историю России как процесс, протекавший с деятельным участием спецслужб, а точнее Первого Главного управления КГБ - разведки, Второго главка - контрразведки и Третьего главка - военной контрразведки, наименее политизированной и коррумпированной, наиболее патриотичной организации. Тогда, возможно, многое станет ясным в ответе на вопрос о том, что позволило Путину стать Президентом России"

    И я повторю вслед за автором сборника: "Итак:".

    Итак, во-первых, я считаю, что спецслужбы нужны. Есть военная разведка, экономическая разведка, есть многочисленные политические интересы государства, которые осуществляются посредством влияния через свои или контролируемые средства массовой информации, значимых политиков и бизнесменов, лидеров общественного мнения и т.п. в других странах. Значит, спецслужбы России должны препятствовать всякому ущербу нашему государству, в частности, политическому манипулированию мнением и выбору граждан со стороны внешних сил и, наоборот, защищать интересы государства и нации за рубежом. В этом случае их методы, их профессиональные навыки и оправданы и обязательны.

    Однако Мусаков говорит совсем о другом. А именно: об участии спецслужб в политическом процессе, об использовании шпионских технологий и специальных разработок в публичной политике. Как иначе понять утверждение: "Удалось, на мой взгляд, с помощью технологий, во многом - властных технологий разведки и контрразведки, с использованием специфических методов этих спецслужб - обыграть прежнюю властную систему".

    Я же утверждаю: если спецслужбы осуществляют свои проекты в публичной политике, пользуясь своими технологиями, - это заговор; если они привлекают к осуществлению этих проектов вооруженные силы страны и организуют сторонников определенных политических течений для осуществления публичных протестных действий, - это мятеж. Соответственно, если бы Мусаков был прав, то его книга являлась бы свидетельством организации спецслужбами СССР, а позже России, заговора и мятежа, направленного на свержение избранной народом власти и установление диктатуры посредством возведения на политический Олимп своего ставленника. Стоит ли напоминать, что эти действия, помимо очевидной отрицательной моральной оценки, являются неконституционными, а, следовательно, подсудными.

    В идее участия спецслужб в публичном политическом процессе с использованием специфических, характерных для их деятельности методов, нет и не может быть аллюзий, связанных с любой формой монархизма, исключена, в этом случае, и всякая позитивная активность наиболее достойных граждан. В некоторой степени, эта идея хорошо коррелируется с подозрениями радикальных либералов о том, что именно ФСБ осуществила и провела взрывы на Гурьянова, Каширке и в Волгодонске. Ничего удивительного в близости позиций "монархиста" Мусакова и "либерала" Березовского - нет. Эта публика, вольно или невольно, склоняется в своих построениях к консперологии. Заговор плохих или хороших ребят - это, впрочем, не важно - важна воля, вернее своеволие людей - движитель, по их мнению, исторического процесса. Но тогда и мы зададимся вопросом: а чем, собственно, эти господа отличаются от материалистов - коммунистов? У тех - историю делают массы, у этих - избранные группы. Но, во всяком случае, Бога они в расчет не берут и в историю не пускают. Его волю они не знают, а, по сути, и не хотят знать.

    Итак, во-вторых, я хочу обозначить еще один аспект этой проблемы. Если даже представить, что в Советском Союзе, а теперь и в новой России, все значительные политические события происходили не только при деятельном участии, но и под прямым интеллектуальным и организационным руководством спецслужб, как утверждает Мусаков, то, по крайней мере, во всех этих случаях спецслужбы проявили себя крайне беспомощно. Вдумаемся, ни один их проект не осуществился. Наоборот, все планы потерпели крах. Чем закончил Артузов и вся когорта "доблестных" чекистов и "пламенных революционеров", когда к власти в ОГПУ пришел Ягода? Каков реальный экономический и политический эффект от деятельности Андропова? Ну, ладно, Андропов правил недолго. А к чему привела деятельность его креатуры? К спонтанному и неконтролируемому распаду страны, к 25-ти миллионам русских, оказавшихся вне границ своей родины (хотя они никуда не эмигрировали), к тому, что наша экономика "завоевала" место сырьевого придатка топливно-энергетического комплекса развитых стран и свалки промышленных отходов, а нация, очевидно, должна обслуживать все это безобразие. Какова же отечественная меритократия, если такова ее цель?

    Трагедия августа 1991 года, безусловно, произошла не без участия КГБ. Эта структура действительно хотела сохранить свою долю власти и связанные с этим привилегии и возможности. Те, кто позже подался в бизнес и криминал, хотя бы живут по российским меркам неплохо, пусть и рискуя. Остальные же несут тяготы, характерные для всех силовиков, да и бюджетников вообще.

    Если же действительно поверить Мусакову и представить себе, что, во-первых, наши спецслужбы активно участвуют в политической жизни, и, что, во-вторых, именно их стараниями президентом России стал В.В. Путин, то, исходя из теории вероятности, и этот проект спецслужб обречен. Действительно, поскольку все предыдущие проекты заканчивались крахом, то у нас нет оснований надеяться, что данный проект закончится чем-то иным.

    Между прочим, оценивая сборник Мусакова, можно подумать и о "спецзаказе", т.е. о заказе на этот сборник со стороны спецслужб. Более того, некоторые мои знакомые, действующие политики, уверены в этом. Не могу согласиться. Даже намеки Мусакова об его информаторах в самых высоких сферах представляются несостоятельными: если бы такие источники были, то автор тем более не говорил бы о них. Это противоречит не "этике и эстетике", а самой сути спецслужб. Далее, заказчику, коль скоро таковой есть, выгоднее было бы тоньше и не так напористо проводить идею всевластия спецслужб. Наконец возможен сознательный и целенаправленный сброс информации через публицистику А.Н. Мусакова, своего рода провокация, проверка терпимости общества, степени его готовности принять подобный вариант собственной истории, как некий вероятный вариант будущего, который просматривается в омуте прошлого. Но и это маловероятно - рано. Неуспех на выборах носителей (либо включенных в таковые сборником) подобных взглядов, во всяком случае, должен образумить слишком ретивых:

    Делая такие смелые выводы о прошлом нашей страны, о движущих мотивах и действующих силах нашей истории, Мусаков предлагает парадоксальную трактовку некоторых направлений нашей внутренней и внешней политики. Возьмем для примера наиболее спорные тезисы, тем более, что в этом случае можно вычленить из многословных и противоречивых схем, предлагаемых Мусаковым, некую определенность: "Путин в большей степени, как мне представляется, олицетворяет собой романо-германский тип политика, олицетворяется с романо-германским типом государственного устройства: У нас был проамериканский курс, англосаксонский. Путин в большей степени олицетворяет собой романо-германский тип демократии".

    Безусловно, англосаксонские, точнее американские, предпочтения нашей власти, сменились на многовекторные. Власти пытаются дружить со всеми, объясняя это прагматизмом внешней политики. Хорошо, если - это продуманная стратегия, предполагающая некий практицизм, который невозможен без совершенно адекватной оценки международных реалий. К сожалению, создается впечатление рефлекторных реакций власти на внешние раздражители. Совершенно непонятно, какой смысл вкладывает Мусаков в следующее утверждение: "Путин сегодня представляет собой символ единства нации - нации, которая приемлет более европейский, романо-германский стиль порядка, нежели англосаксонский".

    В действительности никакой романо-германской модели, или "стиля" не существует. Напротив, в европейских странах есть и президентские республики - Франция, и парламентские - Германия. К какому разряду отнести германоязычные скандинавские страны - Норвегию и Швецию? Там, как, впрочем, и в Испании, Голландии, Бельгии - реальные парламентские монархии. И уже давно. То же касается Англии. Очевидно, что в аспекте политического устройства никакой единой модели в Европе нет.

    Также и в экономике. Кейсинианство - в одних европейских странах сосуществует и дополняется либеральной экономической политикой в других. Сравним, например, Финляндию с ее жесткой налоговой системой и сильной социальной политикой, традиционной для социал-демократической власти, и либерализм итальянской экономики, поддерживаемым право-консервативным кабинетом Берлусконни.

    Что, действительно объединяет все европейские страны, так это уважение властей к воле граждан и понимание ими своей служебной роли по отношению к обществу. Но главное - ответственность граждан, сознательность общества. Соответственно, к власти приходят те партии, которые способны предложить гражданам программы, удовлетворяющие разумное большинство. В некоторых случаях граждане выбирают регулируемую экономику, в других - экономический либерализм. Но всегда это - выбор самих граждан. Кстати, он жестко не детерминирован. Социал-демократы не так давно победили в Германии, исключительно благодаря нескольким депутатам из партии зеленых - союзников СДПГ по коалиции. И, вообще, эта победа СДПГ, скорее, связана с внешнеполитическим аспектом, нежели с экономическим.

    Европоцентризм и германофильство Мусакова становятся понятны в разделе, посвященном перспективам партийного строительства в современной России. Я не буду подробно останавливаться на этом вопросе, но, между прочим, не могу не отметить симпатий Мусакова к евразийцам. Он, правда, путает названия евразийских организаций. Евразийской партией России называется организация, возглавляемая А-В. Ниязовым, Дугин - лидер партии "Евразия". А. Дугин и, в еще большей степени, своеобразный генератор идей этого направления Г. Джемаль откровенно пропагандировали свою доктрину в журналах "Элементы", "Милый ангел", а позже на вэб-сайте "Арктогея". Идеи, проповедуемые этими изданиями, в значительной степени скомпилированы и заимствованы у западных новых правых, сторонников так называемой "консервативной революции". Отсюда рассуждения об Евразии как о некой "срединной земле", "сердцевинной" территории. По Дугину, континентальное единство, вобравшее в себя самые лучшие человеческие качества, имманентно противостоит "народам моря", воплощающим все порочное и греховное.

    Другим "китом", на котором стоит партия "Евразия", является некая субкультура, практическое взаимопроникновение и духовный синтез российского Ислама и Православия, тотальная идентичность их интересов. Эту идею активно пропагандирует Гейдар Джемаль. Однако он, судя по его же высказываниям, является последовательным пантюркистом, и неоднократно выступал, как откровенный проводник радикального Ислама.

    Во всяком случае, эти ребята - враги всякого сознательного выбора нации и, даже, самого права на выбор. Они тоже сторонники меритократии, только "достойные" ими уже определены. Наиболее достойными и подготовленными к "властному служению" они считают именно и только самих себя. Большие, кстати, сторонники теории заговоров.

    Впрочем, я тоже люблю старушку Европу и также как Мусаков считаю, что у нас с ней больше традиционных культурных связей, подразумевающих наличие во внешнеполитическом аспекте не только прагматических, но и эмоциональных соображений. Однако более всего в Европе мне нравится, что именно там в некоторых странах действительно состоялся меритократический проект. К власти, на самом деле, могут прийти и уже приходят, наиболее достойные. Произошло это не благодаря и не вопреки их национальным спецслужбам. Спецслужбы там, как правило, выполняют свои функции в соответствии с законодательными нормами европейских стран. Очевидно, что достойных приходилось взращивать долго и упорно из обычных граждан страны. Теория заговора здесь ни причем, если конечно не считать заговором христианскую веру. Именно она поднимает людей из скотского состояния до человеческого, а, значит, делает из стада граждан, следовательно - патриотов.

    Идея меритократии возводится Мусаковым к именам Энштейна и А.Д. Сахарова, которые, как он считает, говорили о технократии - власти ученых и инженеров. В действительности и Мусаков и любимые им современные евразийцы свои откровения позаимствовали из схем С.Е. Кургиняна. В начале перестройки именно он проповедовал мысль о подготовке в советской властной верхушке новой элиты. Он меньше говорил о роли спецслужб (хотя также бравировал некоторыми личными отношениями с Крючковым) и больше о готовности к властному служению советско-коммунистической элиты. Где сейчас эта элита? В каких банках и концернах она служит российскому государству и нации?

    Как бы там ни было, уважение к Европе, европейским странам и традициям не умаляет уважения к собственной стране. И уж во всяком случае, не мешает пониманию того, что у России, как и у любой другой страны, есть свой путь и своя задача в Божием замысле. Понять их и понять, как объяснить нации ее роль - вот задачи благородных людей, осуществляющих свое служение в политике.

    Повторюсь, что сборник Мусакова так сильно задел меня, прежде всего, потому, что я, действительно, считаю его христианином и патриотом. Отчего же Алексей Николаевич не видит этого простого и ясного, хотя и долгого пути?

    Для всех консерваторов и патриотов, вне зависимости от того монархисты они или непредрешенцы, очевидно, что в 17-ом году в результате заговора и переворота страна была оккупирована красным интернационалом. В этом уверены все политические течения, кроме отечественных "либералов" и коммунистов, которые думают и провозглашают (с различной, разумеется, оценкой), что события 17 года - результат естественного развития России.

    Я не верю, что в захвате власти были заинтересованы какие-либо этнические или религиозные группы. В том то и дело, что красный интернационал, овладевший Россией, был международным скопищем "профессиональных революционеров", т.е. люмпенизированной и денационализированной интеллигенции (по терминологии А.И. Солженицына - образованцев). Эти люди реально пытались создать новый мир. Помните: "мы свой, мы новый мир построим". Мир без Бога, но со своей верой и со своей религией. Россия в их планах должна была стать опытной площадкой и плацдармом практического распространения этого учения. Среди них было немало детей священников и семинаристов, и они знали, что зерно - Россия должно умереть, чтобы произрасти, множа семена их лжи. Оставаясь православной страной (пусть даже не монархией), она не могла быть пригодной им, поэтому они и сконструировали СССР. СССР, таким образом, был не просто не-Россией, но был анти-Россией.

    Выявляя мотивы, которые объясняют служение большевикам "достойных", Мусаков пишет: ":в эпоху бурного лихолетья, империалистических войн, огромных потрясений есть непреходящие ценности, есть интересы государственного служения, есть патриотичность, которая должна быть почти на уровне генетики" - и несколько ниже: "Речь идет о принадлежности к России, потому что чем выше человек по происхождению, образованию, воспитанию, то есть чем аристократичнее человек - тем больше он ощущает свою персональную ответственность за все, что происходит с его любимой страной".

    А теперь задумаемся, что такое патриотизм и что такое родина, которую любит патриот? Если какая-то группа людей в годину тяжелых испытаний, пользуясь раздраем в обществе, захватила власть в стране с тем, чтобы полностью уничтожить тысячелетиями выстраданные идеалы нации, навязать обществу совершенно иной нехарактерный и противный ему путь, если эта группа, осуществляя свой проект, преследует и уничтожает лучших людей из всех сословий и народов страны, если она, наконец, вытягивает жилы и высасывает соки из людей для того, чтобы агрессивно распространять свое учение во всем мире, то, как должны поступать патриоты? По моему разумению, они должны всеми силами и до последней капли крови защищать свой народ и его духовные ценности. Однако человек слаб и потому часто склонен к компромиссам. Приходилось, живя в СССР, так или иначе, сотрудничать с советской властью. Постепенно коммунизм, хотя и не перестал быть злом и зверем, но одряхлел, аки дракон, напившийся народной крови и лишь иногда просыпающийся от своего безумного сна, чтобы сожрать очередную группу обреченных, в то время как остальные начищали его чешую до блеска. Так, люди смирились.

    Тех, кто был вынужден сотрудничать с советской властью, грех называть предателями, но тех, кто осознанно укреплял ее мощь, вполне закономерно считать предателями и врагами русского и всех остальных народов страны. Если это делали люди простые и необразованные, если к концу жизни, они осознали всю степень своего духовного падения и искренне раскаялись, то мы по-христиански должны их простить. Но, коль скоро образованный человек благородного происхождения сознательно и последовательно укрепляет своей деятельностью антинародную, а, по существу, античеловеческую власть, то он не патриот и не космополит, он анти-человек.

    Ложная предпосылка, лежащая в основе умозаключений Мусакова, привела его к порочным схемам, наверное, соблазнительным для неглубоких, но извращенных умов, однако не имеющим, к счастью, ничего общего с реальной жизнью.

    Будучи христианином, я уверен, что зло, творимое большевиками на Святой Руси, переполнило чашу терпения Господа; что и само это попущение Господне - захват власти большевиками, было приуготовлением великороссов и всей российской нации к осуществлению определенной миссии. Народ наш несет лишь малую вину за безумия советской власти, но чаша страданий, испитая им - велика. И если советская власть пала почти бескровно и на нашей земле чудесным образом восстанавливаются православные святыни, а мы сознательно остаемся "жестоковыйными", то грех наш, нашего поколения - велик перед очами Господа, ибо мы не можем и не хотим понять значение России для христианского мира, для всего человечества и быть готовы к своей миссии, а не избегать ее.

    20.02.2003 г.


    НОВОСТИ с DP.ru

    СОЛИДАРНОСТЬ В ВОЗРАСТЕ ХРИСТА
  • Восстание
  • Схватка
  • Победа
  • Жизнь
  • NB!

    О солидаризме: Орёл эпохи Кондора


    О солидаризме: Новый солидаризм - политическая идеология корпораций


    Взгляд на Россию: Огонь
    социальной чистки


    Глобус: Русский, вглядись в латинос!


    Тень: "Вектор Барсукова"

    []

    Избранное

    © Объединение солидаристов-корпоративистов Народно-Трудового Союза (НТС), 2007-2015.
    E-mail: ntspb@list.ru.
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт http://solidarizm.ru/ (для сетевых изданий - гиперссылка) обязательна.

    РУССКАЯ СИЛА - современное оружие Интернет-газета Гарри Каспарова Rambler's Top100 Яндекс.Метрика