НТС - Народная трибуна Санкт-Петербурга
НТСПб  —  интернет-проект   Объединения солидаристов-корпоративистов Народно-Трудового Союза (НТС)
ПОИСК НА САЙТЕ
Google  
    
КОНЕЦ ЕВРОПЕЙСКОГО ЛАГЕРЯ
КОНЕЦ ЕВРОПЕЙСКОГО ЛАГЕРЯ
  • ГДР: исчезнувший сумрак
  • ГДР: стену снесли до постройки
  • ЧССР: жёсткий бархат
  • ВНР: эволюция революции
  • НРБ: трудный разжим
  • СРР: рождество восстания
  • ФИНАЛ В ПРЕИСПОДНЕЙ
  • Куда пришёл Гитлер
  • Злобная сила подъёма
  • Отбитый удар
  • Видения замка Ландсберг
  • Фронда братвы
  • Ураган
  • Старт над пропастью
  • Царствуй, стоя на крови
  • Перегон смерти
  • Триумф на краю
  • В последнем броске
  • Логово
  • Откуда ушёл Гитлер
  • ГЕНЕРАЛЫ АРГЕНТИНСКИХ КАРЬЕР
  • Суметь, чтобы вернуться
  • Прорваться и победить
  • Воевать иначе
  • NB!

    Тень: ЭКСПРОМТ ПО ПЛАНУ


    О солидаризме: ПАРАДИГМА
    И ПРАКТИКУМ


    Глобус: РУССКИЙ, ВГЛЯДИСЬ
    В МАДЬЯР!



    НТС. Мысль и дело. Как должна работать организация (ч. 2)

    (1990 г.)

    НТС в России после войны. К 1949 году у НТС в России было четыре категории людей: 1) девять человек из перешедших границу до войны; 2) гораздо больше зарубежных кадров, оставшихся в России после ухода немцев (один из них, М. Мондич, позже написал книгу "СМЕРШ: год в стане врага". "Посев", 1948); 3) значительное число, вероятно, около сотни человек, поступивших в НТС во время немецкой оккупации и скрывшихся от органов госбезопасности (большинство принятых в России членов Союза с немцами не отступало; отступили те из эмигрантов, чья принадлежность к НТС была очевидна); 4) значительно более сотни человек, попавших в сталинские лагеря. Здесь были как принятые в Союз во время войны в России или в Германии, так и захваченные в Югославии и других странах Восточной Европы после прихода советских войск.

    Среди первых двух категорий были люди, создававшие группы, вступавшие в связь с зарубежным центром и часто поплатившиеся за это; были и более пассивные. Люди третьей категории, бывшие в НТС недолго в специфических условиях оккупации, были сравнительно пассивны. Но были и случаи, когда члены НТС дали о себе знать центру впервые в 60-е годы. Четвертая категория уже одним фактом своей биографии и статьи 58-й приобрело влияние в ГУЛaге. Освободившись после 1956 года, некоторые стали активно создавать группы и вторично подверглись репрессиям: в их числе Д.В. Брунст и Е.И. Дивнич, от имени которых КГБ позже сфальсифицировал "покаянные" книги. У Дивнича в 1953-54 годах была группа на Воркуте, а в 1957-59 годах он и Борис Оксюз (один из оставшихся после немецкой оккупации членов НТС) создали на Явасе Всероссийский Народно-Трудовой Союз, участники которого жили в разных городах и который был раскрыт по доносу жены одного из них. Закрытый процесс над ними в Москве в 1959 году был первым послесталинским политическим процессом. Пока не раскрыты архивы КГБ, даже приблизительное число погибших в лагерях и вышедших на свободу членов НТС установить нельзя; среди первых были такие зачинатели Союза, как генеральный секретарь Исполбюро М.А. Георгиевский (погиб в 50-е годы на Колыме) и редактор "За Россию" Дмитрий Михайлович Завжалов (расстрелян в 1944 году). Из освобожденных со временем выехали на Запад и опубликовали воспоминания Ю. Трегубов и О. Поляков. Большинство же осталось в Советском Союзе.

    Как бы то ни было, те, кто был активен, действовали по собственному усмотрению. Общего плана действий не было. Им стала лишь "молекулярная теория", принятая как "отправная идея нашей стратегии" 16 января 1949 года Советом НТС, чтобы "усилить главное направление деятельности Союза - организацию Национальной Революции в России". Эта дата была решающей в истории Союза; она повернула организацию от общественной деятельности в послевоенном Зарубежье снова "лицом к России". Согласно "молекулярной теории" были разработаны листовки "против чего, за что, как" (т.н. "штампы" - "большой" и "малый"). Перешла на ночные смены типография Союза, днем исполнявшая коммерческие заказы. Листовки первоначально шли в Берлин и в Вену, откуда вручную передавались в расположение советских войск или засыпались воздушными шарами на военные полигоны.

    Радио "Свободная Россия". Летом 1950 года на старой автомашине был смонтирован самодельный радиопередатчик, колесивший по лесам, чтобы не быть запеленгованным: это было начало радиостанции "Свободная Россия". Ежедневно забрасывали радисты антенну на деревья и пускались в десятичасовую дуэль с десятками глушилок, то и дело меняя длину волны. Другой передатчик работал в Берлине на частотах армейских раций. Радио было идеальным инструментом "односторонней безадресной связи", которой требовала "молекулярная теория", но мощность "Свободной России" достигала максимум 1 киловатта и ни в какое сравнение не шла с мощными государственными передатчиками западных "голосов". В 1956-76 годах передачи "Свободной России" шли по "настоящему" радио с Тайваня (50 киловатт на среднюю Сибирь), в 1959-69 годах также из Южной Кореи (на Дальний Восток), но они продолжались лишь 20 минут в сутки. Тем не менее, сведения о том, что "Свободную Россию" слушали, поступали из самых разных мест Советского Союза. Передачи даже записывали на пленку, чтобы восстановить прерываемый глушением текст. Под дипломатическим давлением европейские передачи были прекращены во время так называемой разрядки в 1972 году.

    Шаровые акции. В 1951 году началась заброска листовок-"штампов" в глубь страны при помощи воздушных шаров. Специальная бригада изготовляла шары дальнего действия. Более 20 метров в диаметре, они поднимали до 90 кг полезного груза и пересекали огромные расстояния: один такой шар, разбросав свой груз, упал в Южной Корее, другой - в Турции. О нахождении листовок поступали сведения из Крыма, Саратовской области, Казахстана и других мест (одно из последних свидетельств опубликовано в "Посеве" № 4, 1990, с. 152). Специальный сбрасыватель, тоже самодельный, обеспечивал разброску литературы каждые 400-500 километров на пути полета шара. Меньшие, т.н. метеорологические шары, запускались десятками, но летели лишь до 600 километров. Всего за 1951-57 годы шарами было заброшено 97,4 миллиона листовок, 7,7 миллиона газет и 930 тысяч брошюр и журналов. Очевидно, что большая часть этой литературы пропала в полях и лесах, что она не достигла "каждого" гражданина, как требовала "молекулярная теория". Но в сталинских условиях иных путей было мало.

    Жертвы чекистов. "Молекулярная теория" предусматривала не только массовую одностороннюю связь, но и "каркас" из отдельных точек, поддерживающих двустороннюю связь с центром. Переход пешком через границу в послевоенных условиях стал нереален, но открылись другие возможности. В 1950-56 годах американцы пробовали перейти от стратегии "сдерживания" коммунизма к стратегии "освобождения". С этой целью они поддерживали многие эмигрантские группировки из стран Восточной Европы; создали радиостанцию "Освобождение" (позже "Свобода"), которая по первоначальному замыслу должна была быть голосом объединенной российской эмиграции, включая НТС; наконец, предоставили НТС возможность подготовки и переброски своих людей через советскую границу.

    27 мая 1953 года "Правда" сообщила, что в ночь на 26 апреля над территорией Украины спустились и были задержаны четыре парашютиста; что они были засланы для саботажа, террора и шпионажа; что на них были найдены, среди прочего, портативные передатчики, средства для шифровки, для подделки советских документов и клише для печатания листовок; что Сергей Горбунов, Александр Лахно, Александр Маков и Дмитрий Ремига приговорены к расстрелу и приговор приведен в исполнение. В советском сообщении была явная несуразица: шпионаж, саботаж и распространение листовок - вещи несовместимые. О принадлежности захваченных к НТС коммунистическая пресса сообщить не решилась. Ее признал НТС, на который захват четырех произвел гнетущее впечатление. Лишь позже выяснилось, что провал произошел из-за предательства на самом высшем уровне со стороны советского агента англичанина Кима Филби, ведавшего тогда контактами "английской короны" с США.

    Через год, 15 июня 1954 года последовало сообщение ТАСС о захвате М. Кудрявцева и В. Якуты, 25 ноября 1955 года - об аресте А. Новикова. В этих трех случаях назван НТС, о расстреле уже речи нет, а было сказано, что якобы "они явились с повинной". 6 февраля 1957 года на пресс-конференции показывают "живого НТСовца" К. Хмельницкого, 2 апреля - В. Кравца. "Правда" от 2 августа 1960 года сообщает о захвате В. Славнова, а 2 ноября - о задержании М. Платовского. К этому времени переброски через границу давно прекратились: советская печать умолчала о том, что некоторые из захваченных членов Союза проработали в подполье от года до шести лет.

    Смерть Сталина в марте 1953 года надломила хребет тоталитарной системе, на которую была нацелена "молекулярная теория", наступают взрывные события.

    - 17 июня 1953 года начинается народное восстание в Восточном Берлине. НТС печатает обращения к советской армии - не стрелять в восставших немецких рабочих. На следующий день часть из них доходит до адресатов, часть перехвачена английской и американской полицией. Но многие солдаты стрелять отказались и были репрессированы. На Потсдамском шоссе в Берлине немцы потом поставили памятник: "Русским офицерам и солдатам, которым было суждено умереть за то, что они отказались 17 июня стрелять в борцов за свободу".

    - 23 октября 1956 года начинается Венгерская революция. Вскоре в Вене создан полевой штаб НТС, его люди переходят границу, входят в контакт с ревкомами, передают листовки с призывами к армии - не стрелять! Армия вела себя по-разному, не все участвовали в подавлении революции. Когда, треть века спустя, окончательно рухнул коммунизм в Венгрии, НТС в 1989 году в Будапеште торжественно вернул венграм венгерский флаг с обломанным древком - знамя революции, - врученный ему во время революции одним из партизанских отрядов в благодарность за помощь.

    Сформулируем некоторые выводы из молекулярной доктрины. Ближайшая цель - изменение психологического климата в тоталитарной стране, освобождение от парализующего страха. Призывы к армии - не стрелять! Собственная тактика - "индивидуальный террор, диверсия, игра на низменных инстинктах должны быть категорически исключены из дела освободительной борьбы" (Резолюция Совета НТС 24 января 1952).

    7. Террор КГБ против НТС

    Зная не только свою тактику, но и тактику чекистов, в июне 1953 года Совет НТС призвал: "Усилить оборону против возможного наступления МВД на НТС". Совет не знал, что осенью того же года МВД издаст для своих работников специальную "Ориентировку по НТС", выделяющую его как первого врага. Но акты террора против зарубежной базы НТС качались задолго до этого.

    * Осенью 1941 г. с помощью советского агента Е. Ключевской похищен из Берлина член НТС Ю.А. Трегубов. Как немецкий гражданин он, выйдя из лагеря через 8 лет, вернулся за границу. Написал книгу "Восемь лет во власти Лубянки", 1957.

    * Летом 1950 года делается неудавшаяся попытка похитить как заложницу Валентину Константиновну Околович в Рункеле-на-Лане в Западной Германии.

    * В июне 1951 года там же разоблачены три немецких агента, получивших задание похитить самого Георгия Сергеевича Околовича. Последний был вовремя предупрежден друзьями НТС в советской зоне. У агентов был автомобиль, лом и усыпляющие средства.

    * Одновременно начата попытка завлечения в ловушку кого-либо из руководителей оперативной группы НТС в Западном Берлине. Замешанная в деле агентка Клара Кюн стала на сторону НТС и почти год вела со своим советским начальством в Вайсензее двойную игру, пока не перешла на Запад.

    * В мае 1952 года некто Вальтер Новок создает в Тюрингии фиктивную группу НТС, чтобы завлечь туда его работников с Запада. Получив предупреждение от друзей с советской стороны, Союз избегает ловушки.

    * 13 января 1954 года гражданским рейсом "Аэрофлота" из Москвы в Вену вылетает капитан госбезопасности Н.Е. Хохлов. Ему было поручено с санкции Политбюро ЦК КПСС осуществить во Франкфурте-на-Майне убийство Г.С. Околовича. 18 февраля Хохлов явился к Околовичу и, изложив все дело, передал себя в распоряжение НТС. 22 апреля он демонстрирует прессе привезенные им усовершенствованные инструменты убийства. Дело получило широкую международную огласку.

    * 13 апреля 1954 года на квартире у немецкого провокатора А. Глезке в Западном Берлине похищен председатель Комитета помощи русским беженцам, член Совета НТС доктор Александр Рудольфович Трушнович. Несмотря на точно установленные полицией обстоятельства похищения, на требования бургомистра Берлина Вилли Брандта и возмущение международной общественности, советская сторона так и не признала, что Трушнович в ее руках.

    * В мае 1954 года в поисках литературы НТС проводятся массовые обыски и аресты среди советских оккупационных войск в Восточной Германии.

    * 20 июня 1954 года на своей квартире в Линце (Австрия) приведен в бессознательное состояние и увезен в советскую зону оккупации работник НТС Валерий Треммель. Похищение осуществили советские агенты Геннадий и Мария Волковы и Рудольф Гинтер. За месяц до этого советский Верховный комиссар в Австрии Ильичев потребовал, чтобы австрийские власти пресекли проникновение НТС в расположения советских войск, иначе "мы примем собственные меры".

    * Осенью того же 1954 года у памятника советским воинам в Западном Берлине схвачен и увезен на Восток член НТС Георгий Хрулев. Отбыв срок в лагерях, он вернулся на Запад.

    * Зимой 1954-55 годов делаются две неудачных попытки шантажировать и похитить работников НТС в Западном Берлине.

    * В 1956 году на границе с Тюрингией похищен член НТС Сергей Иванович Попов, по-видимому, со смертельным исходом, так как больше никаких сведений о нем не было.

    * 29 декабря 1955 года в Западную Германию заслан восточногерманский агент Вольфганг Вильдпретт для убийства председателя НТС В.Д. Поремского. Випьдпретт сдался местным властям и раскрыл операцию.

    * 15 сентября 1957 года во время конференции "Посева" сделана попытка отравить перешедшего на сторону НТС Н.Е. Хохлова. После 23-х дней борьбы врачей за его жизнь его удалось спасти.

    * В июле 1958 года взорван дом в Шпрендлингене под Франкфуртом, где жили семьи членов Союза с детьми и помещалось радиооборудование. Весь угол двухэтажного дома обвалился, но человеческих жертв не было.

    * В июле 1961 года организован взрыв во дворе здания "Посева"; цель - возбудить страхи соседей и выселить "Посев". Была также подлажена адская машина на стройке нового здания "Посева"; ее разрядил лично еще до приезда полиции Г.С. Околович.

    * Между 10 и 13 июня 1963 года около установки радиостанции "Свободная Россия" произведено 6 взрывов. Бомбы были подложены на расстоянии 170-700 метров от передатчика с тем же расчетом - вызвать протест соседей против станции.

    Помимо полутора десятков террористических актов власть производила нажим на НТС и дипломатическим путем - множеством протестов, вплоть до ООН - и более привычным для чекистов способом - засылкой агентуры. В одни лишь 1950-е годы было сделано более 15 попыток заслать агентов в организацию НТС в Западной Германии. Самым известным был случай Мюллера-Хорунжего, осужденного на 14 лет за шпионаж против американцев; позже он выступал по советскому телевидению против НТС.

    Главным методом защиты от вражеской агентуры НТС всегда считал дружескую спайку в малых группах, продолжительное знакомство людей между собой. Привлечение новых людей лишь постепенно, по мере того, как они сeбя проявят на деле, путем "отбора, а не набора". В Уставе 1951 года прямо говорилось, что первичная группа НТС, или, как она тогда называлась, звено, "служит первичной ячейкой внутреннего роста, взаимопомощи и союзного братства" и "является основным фильтром против проникновения ненадежных элементов и агентуры врага". Там, где такое проникновение удавалось, оно свидетельствовало об отступлениях от этих принципов, о том, что работа велась в больших, а не в малых группах.

    Пропагандная кампания власти против НТС шла волнами. Первая приходится на 1932-37 годы. Потом имя НТС из советской прессы исчезло. Вторая кампания была а 1954-60 годах; более 200 статей в центральной печати. Потом опять затишье. В 1968 году начался новый поток статей против НТС. Он в 1990 году еще не прекратился, хотя на страницы официальных газет уже стала попадать и более объективная информация об НТС. Временами эта кампания выплескивалась в западную прессу, но там клевета на НТС, обвинения его в фашизме были дважды пресечены независимым судом: в Германии в 1952 году на процессе против журнала "Дойче Илпюстрирте" и во Франции в 1979 году на процессе против парижского издательства "Эдисьон Рамсе". В 1983 году верховный суд земли Гессен вынес приговор, запрещающий распространение в печати клеветы о причастности ведущих работников НТС к агентуре КГБ.

    Приемы чекистских писаний против НТС были достаточно просты; жертвы гестапо назывались сотрудниками гестапо; люди, отказавшиеся от материального преуспевания ради идеи назывались шкурниками и карьеристами; политическая оппозиция называлась агентурой разведок и так далее. Если поначалу ко всему этому добавлялась ругань - фашисты, подонки, наркоманы, алкоголики, - то постепенно КГБ пришел к выводу, что выгоднее обвинять НТС в сотрудничестве с самим КГБ.

    История этого тезиса начинается в декабре 1967 года, когда Андропов произнес речь по поводу 50-летия карательных органов, в которой он особое внимание уделил НТС. Тогда же среди курьеров Союза в Москву едет венесуэльский гражданин русского происхождения, студент Брокс-Соколов. Он должен посетить друга НТС Эдуарда Гуреева, передать ему средства, материалы и инструкции для работы. В центре Союза не знали, что со времени последней встречи Гуреев был задержан, и на его квартире организована ловушка. Брокс был захвачен.

    В это время готовился процесс над Галансковым, Гинзбургом, Добровольским и Лашковой, КГБ не знал о принадлежности Галанскова к НТС, но о связях его с НТС ходили слухи вокруг группы четырех, КГБ решил разыграть Брокса в этом процессе и представить дело так, будто он дал обвинительный материал против подсудимых. Опять же в связи с молекулярным методом работы Брокс не мог ничего знать о контактах НТС с Галансковым и Добровольским. Но это не смутило КГБ. Брокс был поставлен перед выбором: либо участие в процессе по разработанному КГБ сценарию, либо полный срок по 70-й статье. Брокс не выдержал и дал власти использовать себя.

    Маневр КГБ удался; некоторые друзья подсудимых сделали подсказанный властью вывод. Это лишний раз утвердило власти в мысли, что выгоднее всего пускать слухи о сотрудничестве НТС с КГБ.

    Будут или не будут в НТС проникать агенты КГБ в будущем, зависит только от нас: зависит от того, кого мы примем в Союз. И от того, как скоро будет, по примеру Восточной Германии, Венгрии и Чехии, расформирован КГБ. После всех преступлений против народа, которые теперь становятся общеизвестными, не ему рядиться в тогу защитника Родины, честь и свободу которой всегда отстаивал НТС. Но пока КГБ существует, в его интересах изобретать врагов. Иначе чем оправдать свое существование?

    8. Борьба за частичные требования

    Власть после XX съезда. Развенчание Сталина, начатое на ХХ-м съезде КПСС, открыло стране новые перспективы не революционного взрыва, а постепенного размыва тоталитаризма. Собравшись в Кидрихе-на-Рейне летом 1956 года, Совет НТС дал анализ новой обстановки. Не предсказывая сроков, он показал верную картину развития событий на три десятка лет вперед.

    "Фиговым листком "культа личности" нельзя скрыть тот факт, что в течение десятков лет силами коммунистической партии творились те преступления, в которых сейчас обвиняют одного только Сталина": "К XX съезду правящая верхушка пришла, раздираемая противоречиями, изолированная не только от народа, но и от партийных масс. В этой обстановке у коммунистических диктаторов было два пути: установить единоличную диктатуру или разделить власть с партийным активом... Они выбрали второй путь".

    "Главное решение XX съезда - попытка опереться в борьбе за сохранение коммунистической диктатуры на правящий слой и противопоставить его революционным силам. Но "правящий слой, по мере привлечения его к соучастию во власти и по мере дальнейшего своего расширения сталкивается с проблемой ответственности, которая неизбежно расслоит его. Одна его часть будет: добиваться от власти еще больших гарантий и привилегий для себя, стремиться закрепить свое положение и оставить нетронутым основной фундамент режима. Другая часть будет добиваться от власти реформ и постепенной эволюции коммунистического режима к некоей форме правового государства, которая в идеале часто приближается к одному из вариантов западноевропейского социализма".

    В результате этого расслоения и ослабления власти в стране возникает новое явление - реформизм, который разделяется на: 1. Пассивный реформизм (ожидание милостей от власти, тормозящее революционный процесс), 2. Активный реформизм (стремление провести реформы, не меняя основ режима, которое может стать попутчиком революционного процесса) и 3. Радикальный реформизм - "требование коренных, последовательных изменений, ведущих к правовому строю эволюционным путем. Это течение, по мере нарастания революционной ситуации, объективно станет союзником революционных сил в общей борьбе за единые конечные цели" (Резолюция Совета НТС, 14 июля 1956 года).

    НТС видел, что большевики, захватившие власть силой, никогда от нее не откажутся добровольно, что устранить диктатуру может только сила. Поначалу эта сила виделась субъективно, в виде Освободительной армии (в 1943-45 гг., или в виде народного восстания (в 1946-56 гг.), успешный, в рамках своей страны, пример которого показала Венгерская революция. Но затем возникает мысль, что рычагом, который заставит диктатуру поступиться властью, могут стать и объективные исторические силы, такие, как мировая научно-техническая революция и неизбежное отставание планового хозяйства.

    "Суть революции в Советском Союзе, таким образом, вовсе не в стачках и не в баррикадах, хотя угроза последних и играет немаловажную роль. Политическая революция в СССР - это не событие, а процесс коренного, качественного изменения режима, в ходе которого будет ликвидирована хозяйственная, культурная и политическая монополия коммунистической партии. Наиболее вероятной формой этого процесса в сегодняшних условиях представляется ступенчатый снос диктатуры, при котором более молодые и радикальные, менее связанные условностью марксистского мышления группировки правящей партии будут постепенно оттеснять от власти более консервативные группы, пока на политическую арену не выдвинутся силы, стоящие полностью вне символов коммунизма, которые и завершат ликвидацию диктатуры" (Б. Сергеев [Пушкарев]. "Свобода нужна сегодня", доклад на XI политической конференции "Посева" 30. 8. - 2. 10. 1959).

    Зарубежная оператика. Новая обстановка открывает новые возможности работы. Начиная с 1955 года значительное число советских граждан начинает выезжать за границу на молодежные фестивали, на всемирные выставки, на международные конференции, в турне. НТС реагирует организацией так называемой "зарубежной оператики": встреч с моряками, туристами и членами различных делегаций. С ними завязываются беседы, им помогают с покупками, приглашают их на дом, им передают книги, журналы "Посев" и "Грани", брошюры, газеты. Для интеллигенции НТС выпускает политический журнал "Наши дни" (1955-65), для моряков газету "Вахта Свободы" (с 1956 года, в 1981-87 "Вахта"). Пользовались популярностью и поддельные издания разных советских газет; под видом советского издания НТС, в частности, впервые опубликовал доклад Хрущева на закрытом заседании XX съезда КПСС. Те, кто имел возможность более близкого контакта с членами НТС, везут в Россию не только печатное слово, но и аргументы, изложенные в дружеских беседах, личные впечатления о людях.

    Не надо забывать, что сама идея таких встреч была новой и чисто НТСовской. Ранее с советскими гражданами за границей встречались, как правило, лишь "советские патриоты". Антикоммунисты их или избегали, или демонстрировали против них. Члены же НТС, никак не скрывая своего антикоммунизма, приветствовали их как соотечественников и возможных единомышленников. Это вызывало доверие и взаимное понимание куда большее, чем на официальных встречах с иностранцами (к удивлению последних). Зарубежный НТС получил возможность держать руку на пульсе настроений в стране и не отрываться от советской действительности.

    Гаагский конгресс. Новая обстановка подсказывает и новую тактику. Следуя приведенному выше анализу реформизма, НТС в октябре 1956 года собрал совещание нескольких организаций, решившее созвать "Конгресс за Права и Свободу в России". Конгресс при участии 80 представителей различных направлений русской эмиграции собрался в Гааге в апреле 1957 года и выставил 130 частичных требований, охватывающих разные области жизни: от права граждан на объединение в союзы, права выезда за границу и отмены прописки, выдвижения более чем одного кандидата на выборах, открытия кооперативных издательств до права родителей на свободное религиозное воспитание детей и уравнения колхозников с другими гражданами в праве на социальное обеспечение. Частичные требования Конгресса были опубликованы книгой в 1958 году и вызвали в эмиграции обвинения в сдаче антикоммунистических позиций. На самом деле этот новый поворот НТС "против течения" никак не отрицал необходимости радикальной смены власти. Он лишь показывал ступенчатый путь к ней. Каждое из требований, взятое в отдельности, не было "антисоветским". Но осуществленные в своей совокупности, они бы означали конец коммунистической диктатуры. По своему замыслу и по содержанию 130 частичных требований 1957 года во многом предвосхитили правозащитное движение, начавшееся в стране восемь лет спустя.

    Тамиздат. Чтобы явочным порядком осуществлять требование свободы печати, НТС в это же время закладывает основы "тамиздата". Осенью 1956 года в 31 номере "Граней" появляется "Обращение российского антикоммунистического издательства "Посев" к деятелям литературы, искусства и науки порабощенной России, не могущим опубликовать свои труды из-за партийной цензуры". Оно предлагает присылать такие труды для публикации за границу, гарантируя тайну авторства и указывая пути передачи. Обращение вызывает "ужас и возмущение" у редактора "Русской Мысли"; многие эмигранты считают: "Провокация!", "Подставляете писателей под удар КГБ". В "Грани" попадают стихи Пастернака из "Доктора Живаго" (до публикации самой книги в Италии). Но в остальном из страны первые три года - молчание. Потом понемногу начинают поступать рукописи: "Неспетая песня" Михаила Нарицы ("Грани" № 48, 1960), "Сказание о синей мухе" Валерия Тарсиса ("Грани" № 52, 1963), рукописные журналы "Феникс" и "Синтаксис". С 1964 года, когда в стране ужесточается цензурный зажим, поток рукописей начинает расти. За следующие 10 лет (1965-75) НТС вывез из России, опубликовал или передал общественности более 1000 рукописей и документов как литературного, так и общественно-политического содержания.

    В "Гранях" публикуются прозаики В. Максимов, В. Войнович, Ю. Карабчиевский, В. Некрасов, В. Шаламов, В. Гроссман, В. Корнилов, Г. Владимов, Ф. Кандель, В. Солоухин, Л. Бородин, В. Аксенов, Л. Копелев и другие; поэты А. Ахматова. Б. Ахмадулина, И. Бродский, А. Галич, Н. Горбаневская, Н. Коржавин, Ю. Кублановский, Б. Окуджава, В. Соснора, И. Ратушинская, молодежь из группы СМОГ и другие.

    В издательстве ПОСЕВ выходят собрания сочинений А. Солженицына (на 1973-й год) и В. Максимова, полный текст "Мастера и Маргариты" М. Булгакова, четыре книги Леонида Бородина, три книги Г. Владимова, произведения А. Бека, Е. Гинзбург, А. Гладилина, В. Гроссмана, В. Корнилова, А. Кузнецова, В. Некрасова, Д. Панина, В. Сосноры, сборники стихотворений Беллы Ахмадулиной, Александра Галича, Наталии Горбаневской, Наума Коржавина, Булата Окуджавы, Бориса Пастернака и других. Из публицистических произведений выходят две книги Андрея Сахарова, сборники "Белая книга по делу Синявского и Даниэля" А. Гинзбурга и "Процесс цепной реакции" по делу Галанскова, книги Б. Комарова, А. Марченко, В. Осипова, Г. Подъяпольского, Г. Померанца, И. Русланова (Б. Евдокимова), А. Шарагина и других авторов из Советского Союза. Издательство ПОСЕВ, разумеется, продолжало публиковать и зарубежных авторов. Пик его деятельности приходится на 1968-78 годы, когда выходило в среднем 13 книг в год. До этого средний уровень был около 5 книг в год, и в последующее десятилетие он снова упал до 6 в год, по мере того, как развили деятельность другие зарубежные издательства и расширились возможности публикации в СССР.

    Поток "самиздатских" материалов принял такие размеры, что в 1969-71 годах ему посвящались специальные выпуски журнала "Посев", а в 1971-81 годах издавался особый журнал "Вольное слово" (около 4 выпусков в год). В США члены НТС с 1973 года публиковали "Samizdat Bulletin", дававший избранное в английском переводе, подобное издание выходило и по-французски. Впоследствии задачу сбора и публикации самиздата переняло радио "Свобода". Проект издавать для переброски в Россию карманным форматом избранные книги западных авторов, запрещенных в СССР, также был впервые разработан В.Д. Поремским в 1958-59 годах, но финансировать его не удалось. Позже публикациями подобного рода занялись другие издательства.

    9. Тактика широкого фронта

    Пересмотр теории. "Молекулярная теория" строилась, среди прочего, на двух предпосылках: что революционная пропаганда, донесенная до каждого жителя страны, позволит создать некое подобие массовой организации и что под тоталитарным гнетом простые формулы "против чего, за что, как" найдут широкий отклик. В конце 60-х годов стало ясно, что технических средств достигнуть каждого жителя СССР у НТС в обозримом будущем не будет и что с ослаблением тоталитарного гнета в стране складывается самостоятельное общественное мнение, весьма многообразное. Опыт зарубежных встреч с советскими гражданами показал, что выражение этого мнения в основном пассивно, а его активное проявление направлено скорее на изменение, чем на свержение власти.

    Из этого НТС сделал выводы: а) его организация в России не будет массовой, а будет сравнительно небольшой; б) сохраняя "молекулярную" структуру (малые, прямо не связанные между собой группы и самоприем), надо, помимо односторонней безадресной связи, налаживать связь двустороннюю, с конкретными адресатами; в) этими адресатами не обязательно должны быть члены НТС; г) в условиях ослабленного террора можно начинать думать об открытых выступлениях, мобилизующих общественное мнение в стране.

    Собравшись в январе 1958 года а баварском городке Лоре, Совет НТС вынес так называемые "Лорские решения": "Очередной задачей на предстоящие 2-3 года Совет Союза считает создание на территории России организационных предпосылок для открытых революционно-политических выступлений против власти под знаменем НТС". История ныне существующей в России организации НТС, по существу, восходит к этим решениям.

    Что они означали на практике? Начиная с 1960 года, возможность туристических поездок в СССР используется для посылки курьеров, поддерживающих контакт с конкретными лицами и группами в России. С 1961 года к этой задаче привлекаются и иностранные друзья. В интересах безопасности работа эта ведется строго конспиративно. В нескольких странах Европы создаются "оперативные участки", обеспечивающие отбор и необходимую подготовку едущих. Едут они из 15 разных стран. Создается система управления этими операциями. Резко сокращаются отрасли работы, не имеющие к ним прямого отношения (например международные связи, раскинувшиеся в 1955-58 годах на Вьетнам, Тайвань, Корею, Японию, Бразилию, Ливан и другие страны). Развивается акция посылки в СССР по почте писем и материалов по случайно выбранным адресам. Они идут из 30 разных стран, в рассылке участвует более 600 человек. Ежегодно отправляется 30 - 40 тысяч писем. Акция служит нахождению лиц, желающих вступить в контакт с НТС. Примерно одно из тысячи писем ведет к завязыванию контакта.

    Контакты в России. Приезжающие в Россию курьеры соприкасаются поначалу с писательской средой, с молодежью, со средой нарождающегося диссидентства, правозащитного и церковного движений, с возникшим в 1965 году литературным объединением СМОГ. Они вывозят сотни самиздатских материалов в "тамиздат", привозят письма и документы НТС, оказывают, когда нужно, материальную поддержку. Неизбежно возникают конфликты: а можно ли вообще правозащитникам, действующим в рамках советского права, иметь дело с нелегальной организацией? Какой смысл может иметь подпольная деятельность, когда открытая получит куда больший резонанс? И не вредна ли сама по себе любая организация, не лучше ли действовать полностью неформально? НТС говорит, что не может быть права в бесправном государстве, и власть это со временем подтвердит, бросая людей в тюрьмы за лозунг "соблюдайте собственные законы". НТС говорит, что без организации мало-мальски целенаправленная работа невозможна, и диссиденты это вскоре подтвердят, когда начавшая выходить в 1968 году "Хроника текущих событий" создаст свою хорошо законспирированную систему организации. Что касается открытых выступлений, то они нужны с позиций радикального отрицания диктатуры, а не в надежде на ее милость.

    Тщательная подготовка курьеров позволяет большинству из них избегать КГБ, но отдельные провалы неизбежны. Широко известным стал процесс в июле 1965 года против англичанина Джеральда Брука, привезшего с собой материалы НТС. Английское правительства выразило свое недовольство не КГБ, а... НТС. О том, как КГБ использовал поездку Брокса-Соколова в 1967 году, сказано выше. Были и менее известные неудачи; в среднем около 6 провалов на 100 удачных поездок. Ежегодно к концу 60-х годов удавалось более 40 поездок. Большинство из них было поначалу направлено на писательскую и правозащитную среду. Так, после выезда за границу писателя Георгия Владимова в 1983 году стало известно, что контакт с ним поддерживался в течение почти 13 лет. Число членов НТС в России, с которыми поддерживалась двусторонняя связь, было в 60-е годы сравнительно невелико.

    Известными стали имена тех, кто был репрессирован: Анатолий Черепнев, студент Ленинградского университета, арестованный в конце 1960 года; Алексей Голик, задержанный за распространение листовок в Куйбышеве в 1963 году; Юрий Галансков, литератор и общественный деятель, один из организаторов открытых выступлений на площади Пушкина в Москве 5 декабря 1965 и 1966 годов, составитель самиздатского сборника "Феникс-66"; он был арестован 19 января 1967 г. и умер в тюремной больнице в Мордовии 4 ноября 1972 года; Борис Евдокимов, историк и публицист, арестованный (в четвертый раз) в 1971 году и умерший через пять месяцев по выходе из заключения в 1979 году, автор изданной под псевдонимом "Русланов" книги "Молодежь в русской истории" ("Посев", 1972). Причастность Ю. Галанскова и Б. Евдокимова к НТС стала достоянием гласности только после их смерти.

    Первые семь лет личных контактов в России приводят НТС к резолюции Совета от июня 1967 года, в которой говорится: "НТС считает для себя обязательной тактику широкого фронта. Эта тактика позволяет объединить и направить к единой цели разрозненные силы и действия реформистской оппозиции. При этом НТС исходит не только из интересов борьбы против коммунистической диктатура, но и из морального долга поддерживать все то, что улучшает жизнь народа. Поддерживая борьбу за частичные требования и включаясь в нее, НТС укрепляет позиции революционных сил, создает необходимые предпосылки для их массового роста".

    Тактика широкого фронта требует мобилизации сил на Западе в помощь российской оппозиции. Около 1967 года созданы Норвежский и Шведский комитеты помощи СМОГ, Фламандский комитет солидарности с Восточной Европой, начались контакты с итальянским движением "Еуропа Чивильта", британской молодежной группой; все они тесно сотрудничают с НТС. Они сознают, что свобода неделима и что только свободная Россия может обеспечить миру мир. Процесс Синявского и Даниэля (февраль 1966) возбудил общественное мнение. Процесс Галанскова, Гинзбурга, Добровольского и Лашковой (январь 1968) и следующие за ним ведут к конкретным шагам.

    * Летом 1967 года для защиты инакомыслящих едут в Россию председатель норвежского СМОГа Гуннар My, председатель фламандского комитета Гидо ван дер Мерш и другие.

    * В 1968 году британцы Джон Карсвелл, Вивиан Бротон и Джанет Хаммонд раздают в Москве листовки с требованием освободить Галанскова, Гинзбурга, Синявского, Даниэля и Буковского.

    * 6 октября 1969 года шведка Элизабет Ли и норвежец Харальд Бристоль проводят в ГУМе в Москве демонстрацию с листовками в защиту Петра Григоренко. Их высылают из страны.

    * 18 января 1970 года фламандец Виктор ван Брантегем демонстрирует в Москве одновременно с итальянцами Вальтенио Такки и Терезой Маринуцци и норвежцем Гуннаром Йенгсетом, демонстрировавшими в других местах Москвы и Ленинграда. Он был осужден на один год, но вскоре, благодаря общественному давлению, выпущен.

    * Всего на территории СССР проведено 40 открытых операций в поддержку политзаключенных и правозащитного движения.

    * В западных странах проведено 142 демонстрации, 120 пресс-конференций, 106 выставок и более 800 докладов об инакомыслящих и правозащитниках.

    Эта деятельность, оркестрированная НТС, встречает сопротивление по разным мотивам: "нельзя вмешиваться во внутренние дела другой страны"; "вмешательство повредит людям"; "оно может испортить международные отношения"; "поддерживать можно лишь тех, кто лояльно критикует нарушения законности, а не противников режима"; "и вообще опасно "раскачивать" советский режим". Защита прав человека вошла в признанный арсенал международной политики лишь после Хельсинкских соглашений в августе 1975 года. Но одно дело, которое НТС принимал близко к сердцу, было вовремя воспринято западной общественностью: это кампания за присуждение Нобелевских премий Солженицыну в 1970 и Сахарову в 1975 году.

    10. Отстройка оппозиционной организации

    Пересмотр стратегии. Ход мысли, начатый Советом НТС в 1956 году в Кидрихе, завершается работой "Стратегические проблемы освободительной борьбы" в 1972 году. Там сказано: "Понятие "революции" используется нашими противниками для обвинения нас в стремлении к террору, гражданской войне и пролитию крови. Это обвинение недобросовестно. Революция для нас отнюдь не самоцель, ... но понятие, означающее радикальное изменение существующих общественных отношений; конкретно - полное и окончательное преодоление социализма того вида, в котором он построен Сталиным и поддерживается его наследниками" (с. 56). Сегодня эти слова напоминают определение "революционной перестройки", принятое КПСС 15 лет спустя. Решающий этап революционного процесса виделся тогда в трех возможных вариантах: а) захват власти радикальными реформаторами, т.е. переворот внутри правящего слоя; 6) разбор режима "по кирпичам" и демократизация явочным порядком; в) народное восстание. Эти три варианта были намечены в докладе Е.Р. Романова на конференции "Посева" в ноябре 1970 года.

    Первый вариант, считает Е.Р. Романов, наиболее вероятен, однако необходимые действия "мало кому доступны, за исключением людей, занимающих соответствующие силовые позиции в системе власти" ("Посев" № 1, 1971). В дальнейшей дискуссии В.Д. Поремский выразил мысль, что второй вариант "борьбы за иные общественные идеалы в рамках легальности" может при определенных условиях стать "промежуточным этапом" при смене строя. Р.Н. Редлих возражал, что если режим пойдет на либерализацию, то она приведет к его обвалу: "к обвалу и надо готовиться". Относительно третьего варианта И.И. Агрузов ("0 революции ненасильственной", "Посев" № 4, 1971) указал на необходимость заменить вооруженную силу в качестве "последнего толчка" широким арсеналом ненасильственного действия, отработанным такими мыслителями и деятелями, как Ганди, Теодор Эберт и Мартин Лютер Кинг.

    Стало очевидно, что выбор заключительного варианта революции будет сделан историческими силами, которые превыше НТС. Задача же НТС - быть готовым к конструктивному участию в любом из этих вариантов. Для этого зарубежный центр НТС должен в первую очередь "работать над отстройкой нашей организации в России" ("Стратегические проблемы..." с. 87). Это решение определило деятельность НТС на два десятка лет вперед.

    "Главная задача НТС - участие в устройстве российского будущего на основах права, свободы и солидарности. Первоочередная задача - устранение враждебной народу и гибельной для России диктатуры, созданной и возглавляемой Коммунистической партией. Во всей своей деятельности НТС видит перед собой постоянно обе эти задачи, так как хотя идеи новой России могут воплотиться в жизнь только после устранения диктатуры, они рождаются, развиваются и воплощаются уже при ней и вопреки ей.

    В силу противодействия коммунистической диктатуры НТС вынужден важнейшие отрасли своей работы вести закрыто, иногда в глубоком подполье. Однако по своей сущности НТС - организация открытая, уважающая право, стремящаяся к свободному и широкому распространению своих идей" (Резолюция Совета НТС 3 января 1972).

    Разделение функций. Пересмотр стратегии в 1970-72 годах требовал сосредоточить все силы на отстройке в России оппозиционной политической организации НТС, которая должна была со временем перейти от закрытых форм работы к открытым. Эта задача вступала в конфликт с "тактикой широкого фронта" 1967 года, то есть с помощью всем оппозиционным и правозащитным силам. Для такой помощи в 1972 году была создана отдельная организация - Международное Общество Прав Человека (МОПЧ), которую возглавил руководивший до того закрытой работой НТС И.И. Агрузов. Этому решению способствовало как международное положение (очередной "период разрядки"), так и начавшаяся в 1972 году эмиграция и СССР: эмигрирующие правозащитники сами могли заняться помощью своим собратьям.

    Необходимость политизации общественных процессов и отстройки политической организации отразилась на поездках людей НТС в страну: число контактов с правозащитниками (две трети всех контактов в 1967-70 годах) упало и к 1978 году сошло на нет. Сохранились контакты с литературными и церковными кругами, а число контактов с членами НТС возросло. Численность организации в России, бывшая в 1968-75 годах стабильной, начала с 1976 года расти. Рост этот был нелегким из-за сложности конспиративных встреч и активного противодействия КГБ. Ежегодно часть налаженных контактов по разным причинам терялась. И, хотя сегодня в России есть отдельные закрытые члены Союза с 25-летним стажем, в основном, внутрироссийская часть НТС уже в 70-е годы отличалась молодостью своего состава.

    Подпольная деятельность, естественно, не могла дать широкого политического резонанса. Поэтому и открытые выступления иностранных друзей НТС переключаются с правозащитных тем на политические:

    * В апреле 1976 года член бельгийского парламента, фламандец Вилли Койперс проводит открытую демонстрацию в Ереване, раздавая листовки в поддержку НТС и армянской Национальной Объединенной Партии.

    * В декабре 1976 года Антон Пейпе раздает перед Ленинградским университетом листовки НТС с перечнем необходимых для демократизации страны реформ. Он был осужден на 5 лет заключений, но выпущен под давлением общественности через 6 месяцев.

    * В 1977 году француз Жан-Жак Поли раздает в Тбилиси листовки на грузинском языке от имени НТС.

    * В том же году в Москве и Ленинграде раздают листовки НТС Иоанна Дрис и Жан Тира (последнего сломил КГБ, и он согласился купить себе свободу ценой "покаянного" выступления).

    * Осенью 1977 года эстонка Аннели Коппель и шведка Элизабет Ли открыто раздают в Варшаве обращение НТС к полякам и советским военнослужащим в Польше. Широко распространяется листовка, подписанная НТС и польским Христианским движением.

    * Расширяется и распространение литературы НТС среди советских граждан за границей: в 1968-78 годах было передано около 230 тысяч экземпляров; в 1978-88 - около 560 тысяч. В 1977 году начинает выходить специальное квартальное издание "Посева" для распространения в России. В 1983-88 годах развивается акция рассылки публикаций НТС по адресам граждан СССР, живущих за границей - журналистов, чиновников МИДа и других ведомств.

    Конструктивные силы в правящем слое. Начавшая расти в середине 70-х годов подпольная организация НТС находилась - просто в силу молодости ее участников - на средних уровнях общественной пирамиды, вдали от рычагов власти. Между тем, затянувшийся "период застоя" усугублял кризисное состояние в стране и требовал решительных действий. В резолюции "О согласовании усилий в борьбе за освобождение и сохранение России" в феврале 1978 года Совет НТС писал:

    "Господствующий партаппарат, справедливо полагая, что крушение системы будет иметь для него трагические последствия, старается опутать весь правящий слой круговой порукой и связать его судьбу со своей судьбой... Но в правящем слое есть и конструктивные силы, видящие гибельность системы. Им принадлежит почин в разрыве порочной круговой поруки. Сознавая свою гражданскую ответственность, ответственность за судьбы государства, они должны вступить в противоборство с господствующим партаппаратом, добиваясь коренных изменений режима и радикальных реформ".

    "В стране - миллионы и миллионы людей, стремящихся к духовной свободе, к религиозным ценностям, к осуществлению социальных и гражданских прав, к национальному самоутверждению. Из этих стремлений, все чаще проявляющихся открыто, складывается общественное движение, действующее и развивающееся вне рамок господствующей системы".

    "Конструктивные силы в правящем слое не смогут провести необходимые реформы, если они не будут искать поддержки независимой общественности и подпольного политического движения. Независимая общественность и подпольное политическое движение не достигнут безболезненно своих целей, если не окажут поддержку конструктивным силам в правящем слое. Во взаимодействии этих сил - ключ к освобождению и сохранению России".

    Эта резолюция, по существу, наметила картину начавшейся девять лет спустя "перестройки". Она была дополнена февральской резолюцией 1980 года, где сказано: "Для осуществлении коренных перемен необходимо разрабатывать альтернативы сегодняшней политике власти в самых разных отраслях жизни".

    "Разработка политических альтернатив и формирование автономной общественности тем более необходимы в случае обвала власти: их отсутствие вызывает опасения, что крушение власти неизбежно поведет к разрухе и хаосу".

    В последующие четыре года НТС издал альтернативные документы по внешней политике, рыночным реформам в экономике и переходу к правовому государству, о которых речь идет ниже. Можно спорить о том, было ли совпадение предложений НТС и предложений "перестройщиков" чистой случайностью, результатом параллельного анализа одних и тех же объективных явлений или действительным влиянием НТС на власть (в пользу последнего есть некоторые свидетельства), факт тот, что и в начале 1980-х годов НТС правильно ощущал пульс страны. В частности, широкое распространение получили материалы НТС по поводу Чернобыльской катастрофы 1986 года.

    Афганистан и Польша. НТС не мог пройти мимо начавшегося в 1979 году вторжения в Афганистан. Но не мог он и призывать советских военнослужащих переходить на сторону повстанцев, поскольку последние в условиях партизанской войны часто убивали пленных. Деятельность НТС сосредоточилась на трех задачах: распространении собственной информации об Афганистане, распространении листовок в советских войсках через дружественные группы повстанцев и попытке вывоза пленных на Запад. В листовках НТС разъяснял солдатам бессмысленность и преступность этой бойни, призывал их уклоняться от участия в зверствах и по возвращении на родину рассказывать правду о войне. За годы войны в Афганистане было распространено около 600 тысяч листовок НТС, что нашло отражение в советской прессе. Для вывоза военнопленных из Афганистана был создан специальный Фонд помощи в Англии, налажен их прием в русских семьях в Канаде, достигнуты соглашения с некоторыми группами повстанцев. Однако выезд был возможен лишь через Пакистан, а с пакистанцами договориться не удалось. Не способствовала успеху и попытка некоторых бывших диссидентов настроить партизан против НТС, обвиняя его в связях с КГБ. В результате этих наговоров на дом, где жил представитель НТС, было совершено вооруженное нападение, и один афганский охранник был убит. Впоследствии небольшое число пленных было вывезено на Запад американскими организациями.

    С развитием открытой деятельности "Солидарности" в Польше в 1980 году расширились и контакты НТС в этой стране. Польша в то время жила под угрозой советского вооруженного вмешательства, и в своих листовках НТС старался, главным образом, разъяснить положение советским военнослужащим. Для России была - с помощью поляков - написана о рабочем движении брошюра "Солидарность", выдержавшая три издания.

    11. Переход к открытым формам работы

    Первым годом, когда реально началась "революционная перестройка", можно считать 1987-й: под впечатлением Чернобыльской катастрофы начала набирать силу "гласность" и вышло на свободу большинство политзаключенных. НТС встретил этот год документом "Путь к будущей России", в котором излагается взаимодействие власти и оппозиции в советское время, показаны идейные основы НТС и положения его политической программы применительно к требованиям дня: "Это вклад НТС в процесс становления независимой общественности, в восстановление преемственности нашего национально-государственного Бытия", - писал журнал "Посев" (№ 2, 1988).

    Примечателен 1987-й год и другим: впервые после 48 лет закрытого существования стала выходить из подполья организация НТС в России. После своего ареста летом 1982 года Валерий Сендеров и Ростислав Евдокимов объявили органам КГБ о том, что они являются членами НТС. Выйдя на свободу в начале 1987 года, они оказались первыми в России открытыми членами НТС. Постепенно их примеру стали следовать другие, открыто вступая в НТС. Этот процесс, начавшийся в 1987 году, идет с ускорением уже не от года к году, а от месяца к месяцу. Благодаря этому развиваются связи открытых членов НТС с другими общественными организациям, как, например, с возникшим в мае 1988 года Демократическим Союзом (ДС) или с основанным в апреле 1990 года Российским Христианским Демократическим Движением (РХДД).

    Политическая линия НТС последних лет отражена в заглавиях резолюций Совета НТС: "Не надеяться, а действовать" (1987); "Не перестраивать, а строить заново" (1988); "Спасать страну, а не "социализм"" (февраль 1990). В феврале 1988 года Валерий Сендеров провел первую пресс-конференцию НТС в Москве. В октябре 1986 года на 10-тысячной демонстрации на стадионе "Локомотив" в Петербурге член НТС Ростислав Евдокимов впервые на подконтрольной советской власти территории поднял трехцветный российский национальный флаг. Потом наш исторический флаг стал постепенно повседневным явлением на демонстрациях.

    В течение 40 лет ежегодные конференции "Посева", вечера "Граней" проводились за границей: во Франкфурте, Мюнхене, Париже, Нью-Йорке. 10 и 28 января 1990 года вечерА издательства ПОСЕВ и журнала "Грани" впервые состоялись в Москве. Из печатавшихся в "Гранях" авторов на первом вечере выступили Юрий Карабчиевский, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина, Владимир Солоухин, Юрий Кублановский и Леонид Бородин.

    Так был начат курс перенесения в Россию, шаг за шагом, функций, ранее лежавших на зарубежной организации.


    НОВОСТИ с DP.ru

    СОЛИДАРНОСТЬ В ВОЗРАСТЕ ХРИСТА
  • Восстание
  • Схватка
  • Победа
  • Жизнь
  • NB!

    О солидаризме: Орёл эпохи Кондора


    О солидаризме: Новый солидаризм - политическая идеология корпораций


    Взгляд на Россию: Огонь
    социальной чистки


    Глобус: Русский, вглядись в латинос!


    Тень: "Вектор Барсукова"

    []

    Избранное

    © Объединение солидаристов-корпоративистов Народно-Трудового Союза (НТС), 2007-2015.
    E-mail: ntspb@list.ru.
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт http://solidarizm.ru/ (для сетевых изданий - гиперссылка) обязательна.

    РУССКАЯ СИЛА - современное оружие Интернет-газета Гарри Каспарова Rambler's Top100 Яндекс.Метрика